Проблемы дополнительной эмиссии акций предприятия-должника

25 февраля 2002

Наталья Владимировна Федоренко, председатель Арбитражного суда Ростовской области

"Арбитражная практика" № 01 (10) 2002

Несостоятельность (банкротство) - комплексный институт, включающий как частноправовые, так и публично-правовые нормы. Объективные экономические реалии, опосредованные правовыми предписаниями, не должны и не могут идти вразрез с ними. Тезис об экономической целесообразности того или иного варианта управленческого реагирования на возникшую на практике ситуацию не может превалировать над установлениями федерального закона.

Такого рода столкновение экономических интересов и правовых предписаний, на наш взгляд, имеет место при проведении дополнительной эмиссии акций и их размещении по закрытой подписке среди установленных конкурсных кредиторов, осуществляемых на основании решения внешнего управляющего, утверждаемого собранием кредиторов (большинством голосов от числа присутствующих конкурсных кредиторов).

Согласно позиции Арбитражного суда Ростовской области использование дополнительной эмиссии акций в качестве меры по восстановлению платежеспособности предприятия-должника с определенной степенью условности может быть признано соответствующим действующему законодательству и реализовано на стадии внешнего управления лишь при соблюдении ряда условий. Основания, позволившие сделать такой вывод, будут изложены ниже.

Наше мнение разделяют не все. В статье "С акциями - хорошо, а без долгов - лучше", опубликованной в "Российской газете" 08.08.2000 известный профессор-цивилист, на мнение которого в значительной степени ориентируется и теория права, и практика его применения, Е. А. Суханов, высказался в поддержку дополнительной эмиссии акций на стадии внешнего управления.

Внешнее управление имуществом должника заключается в передаче функций управления несостоятельным предприятием специально назначенному арбитражным судом лицу - внешнему управляющему, который в целях восстановления платежеспособности и продолжения деятельности предприятия-должника осуществляет комплекс необходимых мероприятий как организационного, так и финансово-экономического характера в соответствии с утверждаемым кредиторами планом. Суд лишен возможности влиять на его содержание.

Планом внешнего управления может быть предусмотрена дополнительная эмиссия акций. Сутью этого мероприятия является фактический обмен долгов на акции, выпускаемые на сумму долга и размещаемые по закрытой подписке среди кредиторов. Проведение подобной процедуры хорошо известно мировой практике под названием "акционирование долга".

Е. А. Суханов совершенно справедливо отмечает, что "в ходе мирового соглашения кредиторы, если они этого пожелают, могут получить акции соответствующего общества-банкрота. ... Эта процедура возможна лишь на стадии мирового соглашения". С этим утверждением мы полностью согласны. Указанная правовая возможность предоставлена конкурсным кредиторам Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)". Реализуя ее, кредиторы фактически прощают обществу долг в обмен на возможность участвовать в его делах.

В этой ситуации, на наш взгляд, имеет место известная правовая коллизия, на которую неоднократно обращалось внимание в литературе: п. 2 ст. 99 ГК РФ запрещено освобождение акционера от обязанности оплаты акций общества, в том числе освобождение его от этой обязанности путем зачета требований к обществу. Данная проблема весьма актуальна и достойна отдельного обсуждения вне рамок настоящей статьи.

Мы полагаем, что возможность акционирования долга ограничена той частью акций, которая принадлежит самому АО и может быть размещена среди конкурсных кредиторов. В подавляющем большинстве случаев эта доля мала или недостаточна для покрытия всего долга. Однако по мнению Е. А. Суханова, "естественным выходом из такой ситуации является эмиссия новых акций, выпускаемых согласно решению собрания кредиторов, с целью получить от их размещения определенные средства и рассчитаться с кредиторами". Осуществление названных мер не кажется нам вполне естественным и разработанным теорией и практикой; напротив, вызывает определенные теоретические сомнения и практические трудности в ходе применения.

Статья 85 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" содержит перечень мер, направленных на восстановление платежеспособности должника. Этот перечень не является исчерпывающим и позволяет выбрать оптимальные пути и методы оздоровления предприятия на стадии внешнего управления. Поддержанная Е. А. Сухановым возможность проведения в качестве одного из таких мероприятий дополнительной эмиссии акций, на наш взгляд, не основана на безупречной правовой платформе.

Согласно ст. 48 ФЗ "Об акционерных обществах", решение о дополнительной эмиссии акций относится к исключительной компетенции общего собрания акционеров. Увеличение уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций может быть осуществлено указанным органом или советом директоров, если в соответствии с уставом общества или решением общего собрания акционеров наблюдательному совету принадлежит право принятия такого решения, и только в пределах количества объявленных акций, определенного уставом общества. В числе лиц, управомоченных принимать решение об эмиссии акций, внешний управляющий предприятия-должника не назван.

Остается невыясненным и вопрос, за счет каких средств, материальных резервов предприятия-должника, находящегося в процессе банкротства, может производиться дополнительная эмиссия акций. ФЗ "Об акционерных обществах" в ст. 25, 28, 29 определяет, что основаниями изменения уставного капитала может быть либо его увеличение путем увеличения номинальной стоимости акций, либо его уменьшение путем уменьшения номинальной стоимости акций или сокращения их общего числа.

Речь идет о возможности эмиссии дополнительных акций, обеспеченных материальными ресурсами, высвобождаемыми вследствие уменьшения номинальной стоимости уже выпущенных акций. В этом случае акции дополнительной эмиссии, размещенные среди кредиторов, переходят к новым акционерам не посредством применения института купли-продажи, а путем зачета требований к обществу, что прямо запрещено п. 2 ст. 99 ГК РФ. Эта проблема возникает и остается нерешенной на стадии не только внешнего управления, но и мирового соглашения.

Даже если, несмотря на доводы, приведенные выше, допустить возможность дополнительной эмиссии акций на стадии внешнего управления, встает следующая проблема - очередность удовлетворения требований кредиторов. Требования конкурсных кредиторов, среди которых могут быть размещены акции предприятия-должника, относятся в силу ст. 106 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" к пятой очереди. Очевидно, что путем обмена требований на акции происходит погашение задолженности предприятия-должника именно перед ними, а не перед кредиторами предыдущих очередей.

Таким образом, допустить обмен требований на акции возможно лишь в случае погашения задолженности перед кредиторами первой-третьей очередей и наличия объективной способности погашения требований кредиторов четвертой очереди (или при отсутствии таковых обязательств).

Е. А. Суханов утверждает, что внешний управляющий сам распоряжается имуществом общества и ограничения могут быть установлены лишь законодательством о банкротстве. Последнее же знает только один вид ограничений - когда для принятия решения внешний управляющий должен получить согласие собрания (комитета) кредиторов. Представляется, что утверждение собранием кредиторов решения внешнего управляющего о проведении дополнительной эмиссии акций не влечет за собой никаких правовых последствий, поскольку совершается с выходом за пределы компетенции указанного органа (ст. 12 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)").

Согласно ст. 69 указанного Закона с момента введения внешнего управления полномочия органов управления предприятия-должника прекращаются, а их права и обязанности переходят к внешнему управляющему за некоторыми изъятиями, установленными этим же Законом. В силу ст. 74, 76 Закона о банкротстве внешний управляющий вправе, в том числе, самостоятельно распоряжаться имуществом должника с некоторыми ограничениями. Реализация утвержденного собранием кредиторов решения о дополнительной эмиссии акций влечет увеличение уставного капитала, которое может осуществляться лишь в соответствии со ст. 28 ФЗ "Об акционерных обществах".

Уставный капитал представляет собой стоимостное выражение взносов акционеров, имеющее целью обеспечение гарантий прав кредиторов. Уставный капитал, формируемый акционерами, определяет минимальный размер имущества общества и распоряжение им не входит в компетенцию внешнего управляющего.

Кроме того, несколько некорректно выглядит утверждение о том, что в стадии внешнего управления у акционеров, согласно закону, нет прежних прав и интересов. Формируя уставный капитал общества, акционеры приобретают взамен обязательственное право требования, адресованное к нему же. С введением внешнего управления акционеры не утрачивают своих прав, которые, в свою очередь, не подвергаются никаким трансформациям. Ревизии может быть подвергнут лишь объем их требований. Речь может идти о невозможности в силу закона в течение определенного времени эти требования реализовать.

В логике рассуждений Е. А. Суханова усматривается утверждение безусловного приоритета ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" над ФЗ "Об акционерных обществах" и ГК РФ. ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" имеет комплексный характер: содержит нормы как материального (различных отраслей) права, так и процессуального права. В связи с этим вряд ли возможно априори утверждать приоритет норм указанного Закона над соответствующими нормами, содержащимися в частноправовых актах, например, в ФЗ "Об акционерных обществах" и ГК РФ. Настоящая ремарка напрашивается в связи с утверждением Е. А. Суханова о том, что внешний управляющий в своих действиях руководствуется не акционерным законодательством, а Законом о банкротстве.

Рассматривая вопрос о возможности проведения в целях восстановления финансового положения предприятия-должника дополнительной эмиссии акций на стадии внешнего управления, мы сталкиваемся с различной правовой и процедурной регламентацией данного процесса, закрепленной в нормативных актах одного уровня, имеющих равную юридическую силу. Думается, что тезис об абсолютном приоритете норм, содержащихся в Законе о банкротстве над нормами, регулирующими аналогичные отношения и закрепленными в ФЗ "Об акционерных обществах" и ГК РФ, нуждается в некоторой ревизии. Очевидно, что высказанный тезис обоснован, прежде всего, соображениями объективной и чрезвычайной важности процесса несостоятельности (банкротства), стремлением решить возникающие в связи с этим социальные, экономические, а в ряде случаев, и политические задачи.

Важность, остроту и злободневность института банкротства, преследующего цель сохранения и восстановления предприятия-должника, трудно переоценить. Дополнительная эмиссия акций как восстановительное мероприятие может получить блестящее экономическое обоснование и быть гораздо более действенной, чем иные мероприятия. Для этого необходима столь же четкая, соответствующая требованиям экономической целесообразности, правовая аргументация.

В заключение следует сделать ряд выводов. Прямой запрет дополнительной эмиссии акций относится к стадии наблюдения. Возможность обмена требований на акции может быть реализована на стадии заключения мирового соглашения с обязательным соблюдением указанных выше условий и разрешением теоретических и практических проблем. Идея акционирования долга на стадии внешнего управления, по мнению Е. А. Суханова, не должна вызывать сомнений. И все же вызывает.

Данной публикацией нам бы хотелось привлечь внимание к исследуемой проблеме и на страницах "Вестника ФАС Северо-Кавказского округа" ознакомиться с различными мнениями специалистов - теоретиков и практиков - на этот счет.